450 миллилитров жизни

Врачи рассказали «МедНовостям» о самых запомнившихся моментах своей «донорской» биографии

Четырнадцатого июня во всем мире отмечается как Всемирный день донора крови.  Эта дата посвящена тем подвижникам, кому обязаны своей жизнью миллионы незнакомых им людей. И не секрет, что больше всего таких подвижников среди медиков. А еще они чаще всего оказываются на «передовой», когда делиться кровью приходится в нестандартных ситуациях, и иногда даже в нарушение инструкций.В канун праздника «МедНовости» попросили врачей рассказать о самых запомнившихся моментах их «донорской» биографии.

«Я понял, что только что спас чью-то жизнь. Причем, не как врач, а как человек».

Сергей Амётов, уролог, Почетный донор России, Сергиев Посад

Сдавать кровь начал с 18 лет, еще во время учебы в мединституте. После получения диплома меня призвали в армию. Военно-строительный отряд, в котором я выполнял функции, как сейчас бы это назвали, «врача общей практики», базировался рядом с небольшим городом. Оттуда и приезжали к нам проводить Дни донора. Подбирать солдат для донорских акций было сложно — у кого-то дефицит веса, кто-то постоянно сопливил или поносил.  И даже из тех, кого я признавал годными, часть отбраковывали уже на месте. Самих солдат, естественно, не спрашивали, хотят они сдавать кровь или нет. Собирали более-менее здоровых, к ним присоединялись еще несколько офицеров, ну и конечно, я сам. Ни о каких отгулах и даже отдыхе в день дачи крови не было и речи — на весь отряд я был один врач.

В тот раз все было как обычно, сдали кровь, забыли. Но дней через десять мне позвонили со станции переливания крови: коллега выручайте. Срочно потребовались тромбоциты — надо было спасать женщину. Отправить на станцию солдат я не мог — слишком мало прошло времени с нашего последнего дня донора. Сдававшие с нами кровь офицеры не подходили по группе. Да и не было среди них всех «кадровых» доноров, чья кровь регулярно проверятся, чтобы можно было рисковать, идя практически на прямое переливание. (Тромбоциты и эритроциты не могут храниться долго и переливаются вскоре после кроводачи — ред.) В общем, уверен я был только в себе, да и группа подходила. В отличие от донации цельной крови, сдача тромбоцитов достаточно сложная и длительная процедура. Да и восстановиться за эти десять дней я, видимо, не успел. И хотя был молод и здоров, помню, что перенес это очень тяжело.

Но именно тогда я впервые осознал то, о чем никогда не задумывался раньше — я реально спас чью-то жизнь. Причем, не как врач, а как человек. А еще понял, что кто, если не мы — медики, должны быть на этой передовой. С тех пор прошло много лет.  Я ушел из армии, и всю жизнь сдаю кровь 4-5 раз в год, так сказать, в плановом порядке. Но иногда мне звонят с нашего районного отделения переливания крови и просят приехать — срочно нужны тромбоциты. И тут, как в армии, только спрашиваю: сколько у меня есть времени.

«Я до сих пор верю, что ребенок выжил благодаря этим 40 миллилитрам крови»

Нина Московских, педиатр, Нижний Новгород

Это было в конце 80-х, я проходила клиническую ординатуру в отделении патологии новорожденных. Заведующая нашим отделением была большая умница и очень волевая женщина, способная принимать непростые решения. А делать это в таком сложном отделении приходилось часто. В тот раз к нам поступил очень тяжелый ребенок, и заведующая решила, что для стимуляции защитных сил организма ему нужно перелить кровь. Пятница, вторая половина дня — заказывать кровь на станции переливания было бесполезно.

Заведующая, как бы между прочим, спросила у ординаторов, знаем ли мы свои группы крови. Нужная оказалась у меня. Мы зашли в процедурную, она сама взяла у меня кровь, проверила ее на совместимость и сразу же ввела ее этому ребенку. Потом мы повторили это в субботу утром. И я до сих пор верю, что ребенок выжил благодаря этим 40 миллилитрам крови. Но конечно, это было нарушение всех инструкций. Хотя к этому времени я уже несколько лет была донором, это ничего не значило. Я должна была быть обследована, кровь следовало заказывать через станцию. Конечно, опытная заведующая понимала, как она рискует, и побоялась допустить до этого даже своих медсестер. О том, что произошло знали только мы вдвоем. Хотя, думаю, подобных случаев в ее практике было немало.

«А студентам-политехам мы даже не рассказали, что делали в той больнице»

Ольга Владимирова, военфельдшер в отставке, Ульяновск

Мы тогда работали в стройотряде, строили коровник для колхоза-передовика. Вернее, строили его студенты политеха и несколько ребят из нашего медучилища. Девчонки наши работали на кухне, и мы две отличницы трудились «по специальности» — в медпункте. Иногда мы доставляли своих поранившихся парней в райцентр, но, если честно, особой необходимости в этом не было. Просто там работал очень уж симпатичный молодой хирург, и мы изо всех сил старались обратить на себя его внимание. И однажды он вспомнил о нас сам.

В больницу попал обожженный комбайнер, и этот хирург решил, что нужно срочное переливание крови. Он послал на коровник человека с просьбой привести в больницу студентов-медиков. Видимо, посчитал, что лучше иметь дело с будущими коллегами, которые понимают насколько это важно. Подошла кровь одного из наших парней и моя, и нас оставили в больнице. Я тогда везде совала свой нос и даже напросилась сопровождать этого мужчину, когда его отправляли в областной центр санавиацией. А студентам-политехам мы тогда даже не рассказали, что делали в той больнице.

Потом я еще много раз сдавала кровь, однажды так же экстренно, когда в госпиталь, где я работала, привезли разбившегося на мотоцикле парнишку. Но в 30 лет, во время службы Хабаровске, заболела гепатитом A. И с тех пор, к сожалению, моя кровь для донорства уже не годится.

«Весь остаток дежурства я потом проспала»

Ольга Демичева, эндокринолог, награждена медалью «Донор СССР»,Москва

Я сдаю кровь всю жизнь, с 17 лет. И однажды это было экстренное прямое переливание. После четвертого курса у нас была выездная врачебная практика в Киржаче Владимирской области. По две недели терапия, хирургия и акушерство и гинекология. Это был 1980 год — год олимпиады. Весело было. Туда, в Киржач, тогда переселили всех московских цыган. Вот кто красиво рожает — цыганки. Мы только успевали ловить. А местные женщины поступали часто тяжелые.

В ту ночь я дежурила в роддоме. Поступила молодая женщина с преждевременной отслойкой плаценты. Состояние прогрессивно ухудшалось, быстро падал гемоглобин. Заказывать кровь — долго ждать, не доживет. Решили делать прямое переливание. Группа, резус совпали у меня. Женщину спасли. И, кстати, я так и не узнала, как это тогда оформили в истории болезни. Весь остаток дежурства я потом проспала.

Об основных рекомендациях для тех, кто хочет стать донором крови, рассказала врач клинической лабораторной диагностики, руководитель медицинского департамента клинико-диагностических лабораторий KDL Ольга Малиновская.

Какие существуют ограничения для сдачи крови

Стать донором может любой дееспособный человек в возрасте от 18 до 60 лет, обычно весом не менее 50 кг. Донор, разумеется, должен быть здоров — никаких серьезных хронических заболеваний. Каждый желающий стать донором проверяется на наличие трансмиссивных (передающихся через кровь) инфекций: ВИЧ, сифилис, гепатиты В и С.  

Даже у абсолютно здорового человека могут быть временные ограничения для сдачи крови: должно пройти не менее месяца после острого заболевания (ОРВИ, ангина), не менее 6 месяцев после хирургических манипуляций, столько же после возвращения из заграничной командировки длительностью более 2 месяцев. Если вы наносили татуировки или проходили лечение иглоукалыванием, от донорства следует воздерживаться не менее 1 года. После удаления зуба должно пройти не менее 10 дней.

К наиболее безопасной и здоровой группе доноров относятся люди, сдающие кровь регулярно и безвозмездно, поскольку это означает, что они более ответственно относятся к этой процедуре и периодически проходят обследование. Впрочем, будущим пациентам не стоит волноваться — любой полученный материал в обязательном порядке помещается на карантин и в случае возникновения сомнений использоваться не будет.

Как правильно подготовиться к кроводаче

Нельзя приходить на станцию переливания крови натощак, нужен легкий завтрак. Накануне не надо употреблять жирную, острую и копченую пищу, масло, шоколад — лучше отдать предпочтение отварным крупам, хлебу, сушкам, макаронам на воде, овощам. Перед процедурой взятия крови донорам на станции переливания обычно предлагают сладкий чай с печеньем. Нельзя сдавать кровь после бессонной ночи, донор должен быть отдохнувшим. Изнуряющие тренировки накануне тоже противопоказаны. Перед сдачей крови недопустим прием алкоголя — должно пройти не менее 48 часов. Что касается лекарственных препаратов, то после приема таблетки от головной боли или любого другого анальгетика должно пройти не менее 3 дней, после курса антибиотиков — 2 недели.

Какое влияние оказывает сдача крови на организм человека

Стандартный объем при сдаче крови — 450 мл, это достаточно большая кровопотеря — около 8%. Поэтому возможна слабость и небольшое ухудшение самочувствия. Впрочем, регулярные доноры привыкают к процедуре и не испытывают дискомфорта.

После сдачи крови нужно расслабленно посидеть около 15-20 минут. Возможно легкое головокружение, как первая реакция организма на потерю крови. В день сдачи и на следующий рекомендуется повышенное количество жидкости, полноценное и разнообразное питание. По вождению автомобиля ограничений нет.

Для здорового человека эта процедура как минимум безвредна. При этом стимулируется кроветворение и есть мнение, что также происходит стимуляция иммунной системы. Интервал между эпизодами сдачи крови не может быть менее 2 месяцев — это то время, за которое происходит полное восстановление здорового человека после кровопотери. Мужчинам можно сдать кровь не более 5 раз в год, женщинам — не более 4.

Источник: medportal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *